?

Log in

 
 
27 January 2017 @ 11:35 pm
Дороги...  
Камчатские авторы-исполнители, Дмитрий Кравченко и Сергей Ерыкалкин пересекли на мотоциклах Евразию вдоль.
https://kamchatinfo.com/detail/18308/

Из цикла «Наши люди»

Кто из камчатцев не мечтал махнуть с полуострова на запад – через всю страну, через просторную Сибирь, за великий Урал, сквозь древние границы Руси до самых западных рубежей необъятной России?! На поезде, на автомобиле, да хоть на велосипеде! Мечтают многие. А делают – единицы. К примеру, наши земляки Дмитрий Кравченко и Сергей Ерыкалкин сделали это на мотоциклах, а достигнув западных рубежей, покатили еще дальше на закат, туда, где евразийская земля обрывается португальским каменным мысом Рока, и солнце тонет в прохладном Атлантическом океане, возвестив начало нового дня на далекой родной Камчатке.

Три с половиной года назад, в момент, когда было принято решение от мечтаний переходить к делу, Сергей и Дмитрий не были хоть сколько-нибудь опытными байкерами. Оба занимали солидные руководящие должности в частных предприятиях. Мужчины взрослые, в самом расцвете сил. Дмитрий Кравченко – известный бард, Ерыкалкин – охотник, гитарист, снегоходчик-экстремал. У них и байков-то никогда не было. За три года, точнее, за три летних путешествия, друзья стали опытными «дальнобоями» – так называют байкеры тех, кто проделанные маршруты меряет тысячами километров. В 2014 году друзья впервые помчались по междугородним трассам от Петропавловска до Санкт-Петербурга, в 2015 году прокатились от Питера до Абхазии и назад через Вологодскую область, Черноземье, Крым и Краснодарский край. В 2016-м покорили Европу, побывав во множестве культовых мест, а заодно став героями знаменитого на весь байкерский мир мотофестиваля Bike Rally в Фару.

На что намекали знаки

- Дмитрий, Сергей, как вы все-таки решились на первое путешествие?

Дмитрий:

- К тому времени меня уже года два одолевала идея глобального заезда с большой группой единомышленников, под пристальным вниманием СМИ... Но однажды подошел Серёга и предложил поехать «куда-нибудь», мол, хватит выпендриваться, годы идут, а мы не едем!

Сергей:

- Мы решили взять в поездку наших старших сыновей – для укрепления контакта с детьми, так сказать.

Дмитрий:

- Мой сын, который живет в Санкт-Петербурге, как раз стал байкером – взял кредит, купил мотоцикл. А у меня не то, что мотоцикла, даже прав не было. Как и у Дениса, сына Сергея. И мы пошли учиться. Параллельно искали мотоциклы, купили их во Владивостоке, отправили сюда. Здесь их зарегистрировали, получили камчатские номера, намотали километров 500 по нашим дорогам, потом поставили на пароход, и они поехали во Владивосток. Права я получал в день перед отъездом, потому что с первого раза не сдал экзамен, и вообще – мы постоянно натыкались на неожиданные препятствия. Когда мотоциклы прибыли на Камчатку, и их сняли с парохода, Сергей умудрился потерять ПТС – единственный документ, который позволяет поставить мотоцикл на учет. Тут же меня гаишники остановили без прав на 15 тысяч рублей. Парни, которые сами ездили по стране лет на 5 раньше нас, рассказывали жуткие истории о смертельно опасных перегонах в районе Читы, где вся жизнь местных теплится вдоль трассы (других источников заработков там нет) и до сих пор течет по сценариям 1990-х годов.

Сергей:

- Когда мы прилетели во Владивосток вслед за нашими мотоциклами, я в первый же день потерял сумку со всеми документами, карточками, деньгами и правами! И тут мы всерьез задумались: «Что это за знаки? О чем нам семафорят так настойчиво?». То ли нужно отказаться от замысла, то ли, наоборот, не сдаваться – через тернии к звездам! Ехать страшно, далеко, опыта у нас нет, но все-таки мы решили попробовать и убедиться в сути этих странных знаков. Ехать пришлось без прав. Но они, в общем-то, и не понадобились.

Дмитрий:

- За все время первой поездки ГАИ нас останавливала всего два раза и документы не проверяли. С мальчишеским восторгом просили: «А поурчи!», спрашивали: «Какой объем, сколько ест, сколько стоит? Вот же клево! А зачем?».

В первый же день в Хабаровском крае мы попали в хвост большой колонны машин. Но мы же уже байкеры, что мы, в очереди будем стоять? Мы объезжаем по встречке колонну, а там полиция, и висит баннер «Карантин по ящуру», и дальше метров на 15 дорога в антисептике, чтобы колеса машин промывались, и из района в район зараза не переносилась. Нас тормозят. А на мотоциклах надпись: «Камчатка – Калининград». Гаишник смотрит на номера: «Да ладно! Блин, парни, молодцы! Давайте, по этой дряни не езжайте, по встречке – и вперед!». И мы поехали, довольные. Нашей целью было доехать до Калининграда.

- Сколько длилось ваше путешествие?

Дмитрий:

- 22 дня, из них 18 мы провели в движении. В Красноярске и Омске делали небольшой ремонт мотоциклам, гостили в Иркутске и на Байкале, в Кемерово попали на мотофестиваль «Полный газ». Красиво! Четыре тысячи народа! Столько байков мы не видели на тот момент. Все отлично организовано, интересно, здорово. Познакомились там с людьми. Поразила девушка Женя из Омска, которая одна на небольшом байке путешествовала в Карелию и обратно.

- Сколько километров проезжали за день?

- В среднем километров 800. Минимум был 434 км, а максимум – 1250.

- А когда вы себя почувствовали опытными байкерами?

Дмитрий:

- На второй день уже...

Сергей:

- Да на первый даже!

Мотобратство – пестрая семья на дорогах

- И каковы оказались ваши впечатления от российских дорог? А также – от городов, деревень и их жителей?

Сергей:

- Уже на третий день пути мы поняли, что нас завоевать просто невозможно. Такие пространства! Несешься со скоростью 120 – день, второй, третий – а кругом поля, поля, поля... Широка страна моя родная! Но жизнь, промышленность, заработки начинаются за Уралом.

Дмитрий:

- Что интересно: озлобленности нет нигде. Мы везде встречали отношение самое душевное и благожелательное. На дороге водитель фуры всегда показывает поворотником, что его можно обогнать. Вообще, дальнобойщики к мотоциклистам очень уважительно относятся.

Однажды встали на обочине. Метров через восемьсот – БАМ. Хорошо! Душа поет. По трассе фура идет, показываю ей: «Привет!». В ответ водитель дает мощный гудок. Вижу – по рельсам едет тепловоз. Машу ему: «Э-ге-гей!». И он в ответ: «УУУУУУ!!!». И такой подъем от этого, такая радость. Кто мы им? Незнакомцы. Но они видят – парням хорошо, и им хорошо!

- А останавливались вы где?

Дмитрий:

- С собой у нас были палатки, спальники и прочее снаряжение, но пользовались мы им редко. Ночевали либо в мотелях (в России они недорогие), либо на так называемых байк-постах, которые есть по всей стране. В гаражах, в боксах каких-то стоят мотоциклы, а между ними на ковриках спят люди, и это может быть кто угодно: австралиец, немец, китаец, который вообще ни бум-бум по-русски. Все носятся по всей стране... С утра гайки подкрутили – разъехались в разные стороны. Байкеров очень много! На дорогах все здороваются друг с другом, и никто особо не смотрит, какой именно у тебя мотоцикл. Мы в июле встречали парня, который в апреле выехал из Омска, один, съездил в Крым, доехал до Владивостока, там немного поработал, заработал денег на бензин, и возвращался обратно в Омск. В Красноярске познакомились с бородатым дядькой, он оказался председателем одного из мотоклубов, по совместительству – ведущим хирургом-онкологом Красноярска. Народ ездит самый разный.

Мотобратство в России хорошо развито, да и в Европе тоже. Мы скачивали так называемые хелп-листы, они содержат контакты людей, которые есть в каждом городе и готовы помочь в любой ситуации, дать крышу над головой, возможность помыться. Байкерских фестивалей по стране проходит не один десяток, многие одновременно в разных городах, начиная от Владивостока, Хабаровска и на запад, чем дальше, тем больше фестивалей.

- Дорогое это удовольствие – на мотоцикле Россию пересекать?

Сергей:

- По стране не дорого. В России еда и бензин гораздо дешевле, чем в Европе. В большинстве совсем небогатый народ ездит. Единственный серьезный расход – если что-то сломалось. Но наша техника оказалась надежной, мы вполне ею довольны. За три сезона она себя зарекомендовала и оправдала.

- Думаю, читателям интересно узнать, на каких именно мотоциклах вы штурмуете пространство?

Сергей:

- У меня Honda Gold Wing, у Димы – BMW RT.

Фольклор, колорит и контрасты

- Собираясь во вторую поездку, вы учли какие-то ошибки, выводы?

Сергей:

- Конечно. Мы не взяли детей! А взяли вместо них гитары.

В первый раз мы не успели в Калининград, потому что было нарушено паромное сообщение. А ехать землей – у нас не было «шенгена». Оставили мотоциклы в Питере, где они и дождались нашего следующего отпуска. А поскольку все наши поездки были тематическими, первая посвящалась наведению мостов с собственными детьми, вторая же – сбору фольклора: рецептов домашнего самогоноварения. Должна же сверхзадача стоять! И первый пункт располагался где-то под Вологдой, где в деревне нас ждал Димин брат. Поэтому в Крым поехали по Мурманскому шоссе, через Вологодскую область!

- Впечатляющий маршрут! Как и тема, впрочем. Сколько длилось путешествие, и чем оно запомнилось?

Дмитрий:

- В дороге мы провели также 18 дней. Тогда мы впервые почувствовали, что значит ехать в жару. Одни сутки у нас получились очень контрастными: выезжая из Вологодской области, мы 500 километров ехали под дождем. Лето, но все равно холодно, несмотря на термобелье, дождевики, перчатки. Руки синие. Так доехали до Воронежа, а на следующий день поехали в Анапу через Ростов по 40-градусной жаре. Это серьезное испытание! Мы почти шипели, залезая в воду.

В Анапе нас ждал друг, недавно перебравшийся туда с Камчатки. У него гостевой домик, семейная обстановка. А поскольку мы с гитарами, тут же был организован концерт. Хозяин повесил объявление, билеты продавал, не знаем, в какую цену, но их не хватило, потому что беседка была небольшая, и народ стоял вокруг. Мы подключились через аппарат и грянули в три гитары. Потом еще и знакомых встретили, племянниц известного камчатского художника.

Из Анапы съездили на Тамань, в Абрау-Дюрсо, в Абхазию. Хотели через Грузию в Пятигорск рвануть, потому что там женский мотоклуб «Тёти МОТи» собирался проводить фестиваль «Шабабаш», но из Абхазии в Грузию нас не пустили. Тогда мы съездили в горы на озеро Рица. Первый вопрос, который нам задал офицер полиции в Абхазии: «У вас оружие есть?». Нет... «Зря вы так», - сказал офицер и хитро прищурил глаза. Посоветовал: «Мотоциклы не оставляйте без присмотра». Предупредил, что страна бедная. Видимо, молодежь пошаливает. Но встретили нас все равно радушно.

Сергей:

- Исколесили весь Крым. В Коктебеле три дня провели – очень понравилось, шикарное место. Есть байк-пост, мотоклуб, и даже специальный байкерский пляж, прямо по соседству с нудистским, что очень удобно. На Ай-Петри ночевали у татар, они там все держат – хозяева горы... Крымские татары – это нечто. Жулики и проходимцы, лишь бы что-то втюхать туристам. Тут же в кафе, где мы обедали, нас проводили на третий этаж. На втором вповалку спали прямо в халатах официанты, повара, которые, похоже, их жены и дети. А наверху «номера сдают». Выделили нам комнатку и давай навязывать какое-то вино, мол, только на Ай-Петри растет виноград такого чудного сорта. Напробовались, конечно, что-то у них купили... Но с другой стороны они молодцы: в пять утра уже на улице огромные печи топятся, все варится-шкворчит, плов, лагман, и только к часу ночи все затихает.

Татары не в восторге от того, что Крым сделался нашим (да и не только татары). Отмечают, что стало значительно меньше отдыхающих. Сервис там никакой, даже говорить об этом не стоит, а деньги дерут как за европейский уровень. Татарин рассказывает откровенно, не стесняясь: «Раньше я продавал два казана плова в сутки, по одному евро за тарелку. Сейчас я продаю один казан, и эта же тарелка стоит 4 евро. Хотите – покупайте. Народу нет, мы все цены задрали».

Маршрут закончился опять в Петербурге. Сбор фольклора удался: мы узнали массу ценных рецептов самогона, а также чачи и вина. И концерты везде, где ни попадя, бабахали.

«Беспечные ангелы» в раю

- Очень интересно, как развивались события в третий раз? Чем удивила и порадовала Европа?

Сергей:

- Третий поход у нас был «знаковый». Мы ставили крест на Евроазиатском материке. За три заезда мы проехали континент вдоль и поперек – от Балтийского моря до Черного и от Тихого океана до Атлантического. Оставалось только доехать до самого западного мыса в Португалии, завершая символический штрих от самого восточного Берингова моря. Сделали шенгенские визы и рванули из Питера через Москву, Белоруссию, Калининград, Польшу, Германию, Голландию, Францию, Испанию – в Португалию. Назад примерно так же, только другими дорогами. Гитары с собой не брали, никаких хелп-листов не было. Мешал языковой барьер. Как позвонить какому-то немцу по телефону и что-то ему объяснить? Обошлись.

Посетили по пути множество исторических достопримечательностей. Но у нас не было столько времени, сколько хотелось бы везде провести. Европу никак за 23 дня всю не посмотришь, не изучишь. Очень впечатлили Берлин, особенно Трептов-парк, Дрезден, Амстердам – город велосипедов и каналов, Париж, где пришлось отстоять многочасовую очередь, чтобы подняться на Эйфелеву башню. К тому времени мы так проголодались и устали, что были не рады этой затее, хотя вид, открывшийся с башни, того стоил. Самым ярким событием стал международный байк-фестиваль в Фару. А попали мы туда почти случайно.

Дмитрий:

- На северном побережье Испании (где было довольно прохладно, всего 13 градусов), после очередного платного автобана мы заехали на заправку, и тут из мороси выезжает колонна байкеров, человек восемь. Красивые, в коже, бородатые, с ирландскими номерами. Мы жестами поприветствовали их, отъезжая, а они как заорут по-русски без акцента: «Эй, стой! Куда поехали? Это же мы! Мы тоже такие!». Оказалось, литовцы. Лет 15 назад уехали в поисках работы и осели в Ирландии. Они нам рассказали про фестиваль в Фару. И мы как раз успевали туда после Кабо-да-Рока. Съездили на мыс и обнаружили, что он на мыс Левашова похож чем-то. Ветрище лютый. Вода 15-17 градусов. Но нам-то что, мы – с Камчатки, все равно пошли купаться!

А потом отправились в Фару, и когда в ночи добрались, из сорока тысяч приехавших на фестиваль людей первыми, прямо на въезде, нам встретились знакомые литовские ирландцы. Они уже встали табором, приняли нас и познакомили с украинцами, осевшими в Португалии. Все было очень душевно, никаких намеков на политическую тему не звучало. А вообще, в Европе уважают Россию и хвалят Путина.

Фару небольшой городок, и главное событие в его жизни – этот ежегодный мотофестиваль. Он длится четыре дня, с четверга по воскресенье. Когда регистрируешься, платишь 40 евро, и тебе дают: футболку, значок, «вэдэшку» смазать цепь, баночку сидра на утро, талончики на еду, три презерватива и два лотерейных билета. Главные призы от мотоклуба Фару – дорогущий мотоцикл и двухнедельная поездка на фестиваль в Америку.

Непрерывно идет музыкальная программа, разные шоу, демонстрируются мотоциклетные самоделки. А в воскресенье все эти 40 тысяч народа садятся на свои байки и едут по городу мотопробегом. Город перекрывается, машины стоят в пробках, но ни одного недовольного лица, все приветствуют колонну: девушки машут из окон, все бибикают, аплодируют. Байкеры едут с детьми, с собаками, кто-то везет парализованную бабушку на трехколесном мотоцикле, и ей в кайф, она в движении – наш человек! Все это очень цепляет. Организация – безупречная. Причем она целиком на мотоклубе Фару. Полиция ни во что не вмешивается и ничего не контролирует. Душевые кабинки, туалеты, умывальники для рук, туалетная бумага, вода в цистернах – все предусмотрено. А накормить 40 тысяч человек?! При этом за все дни – ни одного конфликта, никаких разборок, хотя люди там пребывали во всех мыслимых состояниях и расслаблялись, как хотели.

Перед воскресным мотопробегом украинцы спросили, есть ли у нас флаг? У них-то был, и внушительных размеров, а у нас только маленький флажок. «Нет, так не пойдет, - сказали наши новые друзья. – Мы должны завтра проехать рядом, с флагами наших стран, чтобы все видели, что мы вместе, и мы против войны». С нами отправили паренька, и мы объехали магазины в поисках российского флага, но не нашли. Тогда кто-то вспомнил, что неподалеку живет портниха тетя Таня из Одессы. Поехали к ней, и она, поздно вечером, из обрезков ткани сшила триколор и еще из остатков – галстучки нам.

А как там угощают сардинами! Свежую рыбу во льду привозят на нескольких рефрижераторах, и начинается пир. Десяток разрезанных вдоль железных бочек служат мангалами, кто-то набивает рыбу в решетку, кто-то посыпает специями и поливает лимонным соком, кто-то – жарит. А вокруг толпится народ. Если за обычной едой все стоят в стройной терпеливой очереди, то раздача жареных сардин – своего рода шоу. Чтобы получить рыбу, нужно привлечь парней, которые ее раздают. И тут все средства хороши: один поет песню, второй шумит трещоткой, третий рассказывает анекдот. А наш сопровождающий кричал: «Эй! У меня тут два голодных русских!». И нам тут же дали лоток с хлебом и изумительными свежими сардинами.

- Но вы же увезли из Фару не только приятные воспоминания? Вижу на фото – вы получили какой-то приз.

- Да, мы получили его за самый большой дальнобой. На тот момент мы проехали 19 тысяч километров.

- Сколько добавили к окончанию поездки?

- Еще 4 тысячи. Итого: 23.000 км по Евразии.

Веселые байкеры

- Уже не терпится спросить, куда вы помчитесь в следующий раз, но сперва хотя бы в двух словах расскажите, в чем главные отличия путешествий по России и Европе? Как там с ценами? Где ночевали? Не тормозила ли полиция?

Сергей:

- Если коротко, то главные отличия – в дорогах и ценах. Дороги в плюс, цены в большой минус. Автобаны великолепные, особенно впечатлил 15-километровый тоннель, проложенный под Пиренеями. Дороги везде платные, были участки, за которые приходилось отдавать по 30 евро. Правда, мы хитрили, и после оплаты стартовали вдвоем – на мотоцикле это легко, на автомобиле так не получится. Дорого все: бензин, еда, дорогущая питьевая вода, очень дорог мобильный интернет. Чтобы пообедать, надо съезжать с автобана, искать где-нибудь в деревне дешевую забегаловку. А если на трассе заправляться, обедать и ночевать, то накладно выходит.

В Калининграде нас инструктировали, как ехать по Европе: купить в Польше сублимированную лапшу, взять с собой питьевой воды, спать в палатке под кустом. Тогда все получится хорошо.

Ночевали по-разному, и в палатке, которую прямо на асфальте ставили, тоже. Когда жарко было, спали без палаток. И на газонах, и даже в детской песочнице.

Дмитрий:

- Чтобы вы представили разброс цен: на трассе один обед стоит около 35 евро. А, отъехав в глубинку, можно получить двойной обед за 8 евро и купить бутылку домашнего вина за 1 евро. Так с нами было в Испании, где радушный хозяин накормил нас до отвала и снабдил вином в дорогу. К слову, в Европе можно ездить за рулем, слегка выпив. В большинстве стран допускается до 0,5 промилле алкоголя в крови.

Цены на кемпинг тоже очень разные и могут за неделю взлететь с 7 до 25 евро за ночь. Но сильнее всего нас удивила цена на стоянку мотоциклов в Амстердаме – 45 евро! Ночевка наших байков обошлась нам тогда дороже, чем собственная.

Полиция в Европе останавливает только за нарушения правил, никаких проверок без повода не устраивает. Нас остановила только раз – за наглое превышение скорости. У нас же в шлемах шел постоянный диалог, обсуждали глобальные вещи: как нам обустроить Россию, как понять женщину или где взять выпить. И как-то за этими животрепещущими темами мы умудрились на автобане, где 140 можно, 150 – позволительно, превысить все, что можно и нельзя. Едем – на обочине полицейский стоит и палочкой показывает, чтобы мы из первого ряда перемещались во второй. Метров через 500 другой полицейский указывает нам из второго ряда в третий, и так постепенно, без создания аварийной ситуации, нас вынудили снизить скорость, выдавили на обочину и завернули на стоянку, где и объяснили, что мы оштрафованы на 150 евро за превышение скорости. Отпереться не получилось – у них было фото с радара. Пришлось нам расстаться с деньгами, а это было уже на обратном пути, и денег оставалось в обрез. Зато день завершился лучшей ночевкой на Средиземном море. От кемпинга за 25 евро мы отказались – бог с ним, с душем, да и Wi-Fi уже не казался необходимым. Приехали на берег. Столик стоит, фонарь горит. Садимся, договариваемся с местными муравьями, которые почему-то бегут по диагонали через весь столик, достаем португальские апельсины... Когда вышли к прибою, увидели биотуалет и душ. За жаркий день танк нагрелся – вот тебе горячая вода. Помылись, легли, встретили красивейший рассвет, какая-то барышня пришла йогой заниматься. Вода – теплейшая. Это был самый яркий, хороший летний сон.

- Красота! И о чем мечтаете теперь?

Дмитрий:

- Идея у Сергея есть – кругосветное путешествие. Через Европу поехать в Америку, пересечь США и через Канаду проехать на Аляску, а оттуда уйти обратно на Камчатку, чтобы мотоциклы сделали полный круг по планете.

- Заманчиво! Но на такой вояж какие-то жуткие капиталы нужны, разве нет?

Сергей:

- Что-то нужно, конечно. Надо, наверное, что-нибудь продать.

Дмитрий:

- Почку продать и ехать! – ( мы смеемся). – Надо ехать. Это такой отрыв, заряд, и через два дня у тебя в голове кроме скорости и риска ничего не остается.

- Сергей, ты же и на снегоходе очень далеко ездил?

- Да, был поход на снегоходах до Магадана и обратно, длился 45 суток, прошли 7,5 тысяч километров. Но теперь я на снегоход – ни ногой! На мотоцикле гораздо лучше. Только зубы в мухах, а остальное – ерунда.

Р.S. Старый анекдот: чем отличается веселый байкер от грустного? У веселого – зубы в мошках!

Эмма КИНАС, РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ»

Фото из архива Сергея ЕРЫКАЛКИНА и Дмитрия КРАВЧЕНКО

27 января 2017 г.


https://kamchatinfo.com/news/society/detail/18308/